Тираспольское подполье: впервые опубликованы уникальные документы

София Русу.  
22.04.2024 14:58
  (Мск) , Тирасполь
Просмотров: 2426
 
Авторская колонка, Дзен, История, Молдова, Приднестровье, Россия


Тирасполь и еще целый ряд городов и сел центральной и южной части Приднестровья отметили 80-летие освобождения от немецко-румынских захватчиков. Гитлеровцы были изгнаны с этой территории в середине апреля 1944 года в ходе Одесской наступательной операции.

В республике велик интерес к этим событиям, однако архивов военных лет, как и более раннего времени, здесь не сохранилось. Пролить свет на малоизвестные страницы истории борьбы с нацистами на этой территории помогают поисковики, работающие с документами в архивах Молдовы.

Тирасполь и еще целый ряд городов и сел центральной и южной части Приднестровья отметили...

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в ТамТам, Яндекс.Дзен, Telegram, Одноклассниках, Вконтакте, каналы YouTube, TikTok и Viber.


К памятной дате в Тирасполе организовали встречу студентов и преподавателей истории с кишиневским исследователем, военным историком Алексеем Русановым, который выступил с лекцией о подпольном движении, действовавшем в годы Великой Отечественной войны в городе и прилегающих населенных пунктах.

Прояснить судьбы тираспольских подпольщиков ему удалось в Архиве социально-политических организаций (бывшем архиве ЦК Компартии МССР) и Национальном архиве Республики Молдова, где хранятся материалы фондов Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников, а также фондов румынских спецслужб. Большинство обнаруженных материалов Русанов впервые представил на международной конференции «Судьба солдата: теория и практика архивных исследований», которая прошла в конце минувшего года в Москве.

Ошибки сорок первого

Антифашистское подполье заработало в МССР сразу после начала немецко-румынской оккупации. По словам Русанова,  в августе 1941 года, когда части Красной армии отходили от Днестра, партийные органы начали подготовку к подпольно-партизанской работе.  Ее целью было максимально затруднить функционирование оккупационных войск и администрации. В крае были люди с соответствующим опытом, связанным с событиями 1920-30-х годов (территория Бессарабии в тот период была оккупирована Румынией, там работало антирумынское подпольное движение).

«Летом-осенью 1941 года пытаются сформировать подполье, которое управлялось бы из единого центра, – рассказывает историк. – Отбираются люди. Поскольку есть определенная спешка, документы готовятся плохо, кадры подобраны не совсем правильно. Так, поначалу подпольные группы формировались из людей проверенных, но слишком известных – партийных и комсомольских лидеров, высоких чинов милиции, прокуратуры.

Город Тирасполь. Летом 1941 в городе оставляют несколько подпольных групп. Они формируются из членов партии, руководят группами люди ранге не ниже секретаря комитета партии. Или вот, например, села Коротное и Глиное – назначен руководителем подполья секретарь парторганизации товарищ Карпов. Оставить в подполье засвеченного человека, который выступает на трибуне на каждом празднике, которого каждый знает, – плохая идея. Одна из причин неудач подпольщиков на начальном этапе – слабый кадровый подбор», –  рассказал Русанов, отметив, что к зиме 1941 года подполье было фактически ликвидировано.

Историк призывает не недооценивать румынские спецслужбы. Сигуранца, созданная в 1920-е годы, была на высоте и по технической оснащенности, и по кадрам.

«Принято считать румын непутевыми, плохо разбиравшимися в обстановке селюками. Это не так. Сигуранца была одной из сильнейших спецслужб мира. Первые диктофоны, электронные устройства – это все использовали румыны. В Сигуранце служили, в частности, бывшие царские офицеры, которые знали оперативную обстановку, свободно владели русским, говорили на нескольких языках. Вспомним, что русский по происхождению Михаил Морузов основал Сигуранцу в 1925 году и руководил ею 15 лет. В 1940 году спецслужба прошла серию преобразований, которые несколько ослабили ее», – отметил Русанов.

Ненависть к оккупантам

Бессарабия была освобождена от румынской оккупации и присоединена к СССР всего  за год до начала войны, летом 1941-го в крае живет немало людей с прорумынскими настроениями, говорит Русанов. Подобное наблюдалось и на левобережье Днестра, правда, недолго.

«Есть документы, которые рассказывают об обстановке в северной части Приднестровья – Каменском и Рыбницком районах. Молдавский ЦК активно работает с людьми с мест, его интересует морально-политическое состояние населения. Подпольщики говорят, что часть жителей летом 1941 года ждет румын. Это связано и с голодом 1920-х годов, и с раскулачиванием, и с репрессиями 1930-х годов. В этих же документах говорится, что буквально к зиме 1941 года поведение румын кардинально поменяло настроение населения. Большинство граждан не приемлет оккупационный режим. Надо понимать, что если Бессарабия была инкорпорирована  в Румынию (там сразу назначают местную администрацию, организуют снабжение, там более спокойная обстановка),  то на территории Приднестровья и землях и далее к югу формируется административное образование Транснистрия, где действуют и немецкая, и румынская администрации.

Местное населения грабят и немцы и румыны, отсюда массово вывозится сельскохозяйственная техника, продукты питания – либо на фронт, либо в Румынию. Немцы и румын не распустили колхозы – продукция отправляется на запад. Местное население испытывает постоянную нужду. С декабря 1941 года формируется много инициативных – из числа активных жителей – подпольных групп, которые противостоят румынам», – сообщает исследователь.

Работу подполья наладили военные

 В 1942 – начале 1943 года ЦК МССР пытается оживить подпольную работу, которую практически полностью парализовали румынские спецслужбы, рассказывает Русанов. В распоряжение ЦК отзываются партработники, студенты, журналисты, сотрудники милиции – все, кто имеет представление о местной специфике. Их пропускают через короткие курсы и, снабдив минимальной, зачастую устаревшей информацией, забрасывают в тыл. Для многих это становится дорогой в один конец.

Наиболее эффективный этап в подпольном движении края – с осени 1943 года до весны 1944-го. Серьезную работу подполья удалось запустить военным. Эту миссию взял на себя Украинский штаб партизанского движения – филиал центрального штаба.

«Это люди с другим подходом, у которых есть боевой и партизанский опыт. В УШПД создается  Молдавский отдел, который занимается координацией работы. Сюда забрасываются группы военными, действуют разведотделы трех Украинских фронтов – 2-го, 3-го и 4-го», – отмечает Русанов.

Эти группы работали вплоть до освобождения Тирасполя, а затем продолжили работу на правом берегу Днестра. Работая с делами Молдавского отдела Украинского штаба партизанского движения, исследователь натолкнулся на интересные моменты.

«Лето 1944 года, уже освобождена северная часть Молдавии, советские войска в северо-восточных районах Румынии, в разгаре «Багратион», СССР перехватил стратегическую инициативу, зреет Ясско-Кишиневская операция. Молдавский отдел отзывает с фронтов опытных людей, собирает со всей страны военных, партработников и специалистов с опытом партизанской войны и готовит партизанские базы. Сотрудники проходят подготовку, люди внедряются и готовятся к работе на давно освобожденном левобережье Днестра и в северных районах Молдавии. 1941 год стал хорошим учителем», – сообщил Русанов.

Как пионеры давали фору взрослым     

Историк рассказал о ярких эпизодах работы местного подполья. Один из них – деятельность группы Кустова – Шарова, которая,  по заключению молдавского ЦК, была самой перспективной на левобережье. Историю группы Русанов отследил по румынским документам.

Кустов и Шаров – офицеры Красной армии с боевым опытом, чудом спасшиеся из вражеского плена. Фамилии эти получили, легализовавшись – купив румынские документы (у румын еще и не такое было возможно – в архивных документах описаны случаи, когда из румынской тюрьмы родственники выкупали заключенных). Третий руководитель группы – Возной, местный житель, уроженец Тирасполя.

«Группа совершает подрывы железнодорожных путей,  нападает на воинские части, на часовых. Очень активна. Ядро группы – офицеры, хорошо подготовлены, тщательно отбирают людей. Готовят покушение на Антонеску (кондукэтор Румынии в 1940-1944 годах – прим. автора), который должен появиться в Тирасполе. Связываются с группой в Григориополе, в Одессе. Когда в конце 1943 года сюда забрасывают разведчиков 4-го Украинского фронта, они передают им значительную часть разведсведений о том, как действует в Тирасполе румынская временная администрация.

Но основная их заслуга в том, что в Тирасполе они находят богатого спонсора, на чьи деньги выкупают в немецких концлагерях военнослужащих – всего, по румынским данным, около 200 человек, – и отправляют на восток. Зимой, с 1943 на 1944 год, немцы с румынами вскрывают группу благодаря серии фильтрационных мероприятий в городе. Всю группу арестовывают 23 февраля 1944 года. Ядро группы расстреляно».

 

Среди подпольных организаций, формировавшихся инициативными гражданами, были и детские группы. Так, например, в архивах есть дело о работавшей в Тирасполе неуловимой группе из шести девочек 1927-1928 годов рождения, которые занимались распространением листовок и пропагандой.

По словам Русанова, группа активно действовала с весны 1942 года по март 1944. В марте 1944 года Тирасполь становится прифронтовым городом, а активность немецких и румынских спецслужб – запредельной. Противник на поиски юных подпольщиц бросает значительные силы, до пехотного полка. В фильтрационных мероприятиях принимают участие лучшие сыщики губернаторства Транснистрия.

«Девочки были неподготовленными подпольщиками, но румынские сыскари охотились за ними долго и безуспешно. Члены группы были настолько смелы и отчаянны, что свои листовки расклеивали на зданиях румынской комендатуры. Клочки бумаги, исписанные девичьим почерком, читали даже в тираспольской тюрьме. Как это удавалось, сказать трудно. Румыны так и не смогли выявить группу, девочки пережили войну.

В 1945-46 годах начинается тщательная проверка материалов о работе подпольных групп, выявляются десятки фиктивных отчетов, судят провокаторов и сотрудников вражеских спецслужб. Проверяют и группу девочек из Тирасполя. Поскольку в городе выявили лжепартизанский отряд, работа по группе ведется предельно тщательно. Сведения о работе подпольной пионерской организации полностью подтвердились. Есть документы МГБ от 1946 года, которые подтверждают, что такая группа активно работала в Тирасполе. Удивительно, что дети справлялись там, где сильные мужчины, офицеры проваливались», – рассказал историк.

Захватывающие детективы  

Многие истории приднестровских подпольщиков, описанные в архивных документах, читаются интереснее любого детектива, говорит Русанов. Вот пример. Уроженец Дубоссарского района Захарий Касьянов 1912 года рождения, до войны работавший райисполкоме, ушел с частями Красной армии на восток. Затем, пройдя разведшколу, в составе организационно-боевой группы (такие группы забрасывали в тыл противника – они должны были служить ядрами для формирования более крупных партизанских отрядов и подпольных групп) в январе 1943 года выброшен на территорию МССР.

В районе Дубоссар при проведении фильтрационных мероприятий румынские спецслужбы задерживают Касьянова как советского парашютиста. Он осужден и содержится в тираспольской тюрьме, на стенах камеры которой сохранился его автограф. Касьянов пишет просьбу о помиловании на имя румынского короля Михая I и матери-королевы. Его милуют и отпускают,  он проживает под жандармским надзором в Дубоссарах.

«Как только вошла Красная армия, его с такой биографией задерживают, военный трибунал приговаривает его к десяти  годам заключения. Он отсидел год, а затем  трибунал Одесского военного округа  его оправдывает: оказывается, все, что он совершил на территории Приднестровья, он делал по заданию спецслужб. После того, как был оправдан, продолжил работу в специальных органах. Меня поразило в этой истории, что, даже попав к своим, отсидев срок, он никому не рассказал о том, что работал по заданию военных разведчиков», – говорит исследователь.

Вклад в победу

Русанов говорит, что в молдавских партархивах хранится  более 1600 дел, посвященных подполью на территории в Молдавии, треть из них – о подпольщиках, работавших на территории левобережья Днестра.

«Группы были разные, но основная их масса внесла свой вклад в победу. Может быть, этот вклад и не колоссальный, но это те песчинки, которые стесывали стружку с огромных румынской и немецкой военных машин. И в результате эти машины сломались. Подполье действовало,  судьбы его участников чрезвычайно интересны и зачастую забыты. Очень долгое время эти дела находились под грифом «секретно». Сейчас, когда архивы доступны, мы можем трезво взглянуть на события того времени, вспомнить о людях, которые боролись с врагом, воздать им должное», – заключил историк.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки:






Уважаемые читатели! По требованию Роскомнадзора ужесточаются правила публикации комментариев.

Запрещены к публикации комментарии с заведомо ложной информацией о проведении СВО ВС РФ на территории Украины, комментарии содержащие экстремистские высказывания, оскорбления, фейки.

Администрация Сайта вправе удалять комментарии и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

Размещение ссылок на сторонние ресурсы запрещено!


  • Май 2024
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Апрель    
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    2728293031  
  • Подписка на новости Политнавигатора



  • Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.